SI | STOP-Imperialism.com

News

Ошибка Наполеона. Решающая битва войны 1812 года

Ошибка Наполеона. Решающая битва войны 1812 года
Август 05
10:05 2015

20121004163037_enl
image-8265
Надо признать, что не все страницы войны 1812 года до сих пор известны. Казалось бы, простой вопрос: «Почему Наполеон, напав на Россию, двинул свои войска на Москву, а не на столицу русского государства – Петербург?». Интересен факт, что именно захват Москвы определялся самим французским императором, как цель всей военной компании.

Да сегодня Москва является столицей России, и как-то не задумываешься над тем, почему что именно она стала целью Наполеона. Обычная стратегия Наполеона при оккупации европейских стран — это захват столицы государства. Таки образом Наполеон подчинил себе всю Европу. А в случае России, полководец не направил свою армаду на Петербург – столицу русского государства. Возникает сомнение в том, что мы действительно понимаем цель всей русской военной компании Наполеона. Вспомним факты истории.

Из исторических документов известно, что Наполеон решил не только подчинить себе всю Европу, но и планировал переустроить мир, включая и Европу. Единственной помехой в реализации планов мог стать русский царь, который имел свое мнение по мироустройству. Наполеону нужно было заставить Александра I подписать нужный ему договор, который устранял бы русского царя от участия в принятии геополитических решений. «Я буду властелином мира, остается одна Россия, но я раздавлю ее» – говорил Наполеон своим соратникам.

В походе против России выступили не только французы, но и представители всех, покоренных ранее, стран. И эта разношерстная армада ринулась на уничтожение России.

Наполеоновские войска выступили из Польши. Расстояние до Москвы и до Петербурга было почти равно. «С самого начала войны 1812 года все были уверены, что направлением главного удара наполеоновской армии станет не Москва, а Петербург. Во Франции накануне войны газеты хвастливо писали, что очередной день рождения императора (15 августа) его гвардейцы «будут праздновать в Санкт-Петербурге».

Русский царь находился в Петербурге и, логичнее всего предположить, что именно на север французский завоеватель должен был направить свою военную армаду. К тому же в Петербург вели хорошие дороги, в столице находился весь свет российской политической элиты, царская администрация, огромные ценности и богатейшие дворцы и поместья. Появление вражеских войск в непосредственной близости привело бы к панике и, не исключено, к заключению мира на условиях Наполеона.

Но, несмотря на это, Наполеон пошел на Москву. Его не страшили болотистые и труднопроходимые брянские леса. Он понимал, что генеральное сражение с русской армией впереди. Наполеон хороший стратег и планировал принять сражение с русской армией за пределами Российской империи. Но русская армия, применив стратегию оборонительного отступления, помешала этим планам французского полководца. Отступала русская армия в сторону Смоленска. Попытка Наполеона догнать русских и втянуть их в сражение, не удалась: две русские армии под командованием Багратиона и Барклая-де-Толли применили тактику изнуряющей и затяжной войны, стремясь избежать так желаемого Наполеоном сражения.

После взятия Смоленска, Наполеон мог выбрать дорогу на Петербург, но французские войска продолжили движение на Москву. Наполеон планировал, что после генерального сражения (а в своей победе он не сомневался), он продиктует Александру I условия мира, аналогичные капитуляции. По замыслу Наполеона Россия превратиться, после этого, в послушного его воле, вассала. Таким образом, дорога к завоеванию мира будет для французского императора открыта. Но Русские уклонялись от сражения, изматывая наполеоновское войско утомительными переходами, партизанскими набегами и уничтожением вражеских обозов. Находясь в Смоленске, Наполеон направил русскому царю письмо, в котором уверял его, что он «ничего более не желает, как заключить мир». Александр I оставил это обращение, как, впрочем, и другие, без ответа.

Осень была уже не за горами, военная компания затягивалась, русская армия, хоть и отступала, но была вполне боеспособной. Известный русский историк, участник тех событий, так описывал решение французского императора: «Вынудить русских к сражению и продиктовать мир — это единственный безопасный путь из оставшихся в настоящее время». Наполеон был настолько уверен в своем военном гении, что еще в Смоленске говорил маршалу Коленкуру: «Не пройдет и месяца, как мы будем в Москве: через шесть недель мы будем иметь мир».

В то время петербургское направление закрывал от наполеоновских полчищ только корпус генерал-лейтенанта Витгенштейна. Он противостоял двум корпусам талантливого французского полководца и любимца Наполеона — маршала Удино. По замыслу Наполеона Удино, должен был поддержать маршал Макдональд, направленный ранее на штурм Риги. Но Макдональд не смог сходу занять город и «завяз» под Ригой. Удино, имея значительное численное преимущество, планировал зайти в тыл корпуса Витгенштейна и вступить с русскими в бой. Но русские опередили Удино, и июльским утром авангард корпуса Витгенштейна атаковал французское войско. Удар для Удино был неожиданным и он, потеряв несколько сотен своих воинов, отошел к деревне Клястицы и стал ждать генерального сражения с русскими. Несмотря на удобную позицию и численное превосходство войск Удино, русский полководец Витгенштейн отдал приказ к началу битвы.

На рассвете 19 июля русские атаковали позиции французов. Сначала артиллерия «проутюжила» позиции противника, а затем егеря 5-й пехотной дивизии атаковали центр позиций французов недалеко от деревни Якубово.

Удино ударил по флангам русских, но их неожиданные атаки были отбиты витгенштенцами. Русский полководец предпринял общее наступление, введя в сражение дополнительные силы. Одновременно с этим Могилевский и Пермские полки пошли в штыковую атаку на правый фланг французов. Результатом рукопашного боя стал отход французов за речку Нишу. Чтобы окончательно одержать победу над французами Витгенштейн приказал возвести временные мосты, поскольку единственная переправа находилась под охраной сильного огня французской артиллерии. Пока наводились мосты, егеря и гренадеры переправились через реку и ворвались в главный опорный пункт французов – деревню Клястицы. Войска Удино дрогнули и побежали. Русский отряд преследовал их, но в 10 верстах от Клястицы погоня прекратилась. В этом бою погиб генерал-майор Я.П. Кульнев, который стал первым русским военноначальником, погибшим смертью храбрых в войне 1812 года.

Победа под Клястицами была первой победой русских в войне 1812 года. Маршал Удино уже не мечтал захватить Петербург. Наполеон был напуган тем, что корпус Витгенштейна будет действовать на путях снабжения французской армии и нанесет тем самым огромный урон всей военной компании. Он принял решение, ослабившее его основную группировку войск — послал на помощь Удино корпус генерала Сен-Сира. Это было очень важно для русских, ведь впереди было еще Бородинское сражение. Есть еще одно значение победы русских под Клястицей – Наполеон убедился, что война против русских приняла затяжной характер.

Затем была тяжелейшая битва на Бородинском поле. И вот Наполеон входит в Москву, оставленную жителями. И опять вместо того, чтобы повернуть на Петербург и победоносно завершить свой поход, он поселяется за высокими стенами московского Кремля, даже не думая о продолжении похода на север – в Петербург. Он обращается сначала к русскому царю с предложением мира, а затем к маршалу Кутузову. Но главнокомандующий, даже не зная ответа царя, ответил Наполеону категорическим отказом. А в это время наполеоновские воины грабили и мародерствовали в Москве. О дисциплине уже можно было не говорить. Наполеон понял, что Москва стала ловушкой для его войска: каждый день он лишается части своей армии. Единственным выходом, несмотря на приближающуюся зиму, осталось – дать приказ отступать.

Император Александр I по достоинству оценил подвиг Витгенштейна и его воинов, назвав своего боевого генерала «Спасителем Петербурга». К сожалению, сегодня нет ни одной мемориальной доски, ни памятника в честь Витгенштейна или его корпуса, которые спасли не только Петербург, но и не дали Наполеону реализовать свои планы по мировому господству. Если кто-либо заинтересуется этим этапом в жизни нашей страны – портрет генерала Витгенштельна можно увидеть в Зимнем дворце в «Военной галерее 1812 года». Хотя задумал ее Александр I, реализовал его мечту Николай Первый в 1826 году.

Мы гордимся всеми русскими героями 1812 года и, конечно, теми тремястами генералами и фельдмаршалами, портреты которых можно посмотреть в галерее Зимнего дворца. Большая часть портретов героев была написана английским художником Джорджем Доу. Кстати, 13 рам пустуют, поскольку не удалось найти изображения героев и память о них в подписях под этими рамами. В галерее есть и картины сражений. Конечно это битва при Бородине, в которой смертью героев погибло 90 тысяч человек: каждый час сражения погибали шесть тысяч человек! Завершает экспозицию «Переправа через Березину» — это был отход французов в декабре 1812 года. Кстати, с тех пор во французском языке есть слово «березина», означающее катастрофу.

Любой человек, знающий историю своей страны, хотя бы в базовом варианте, на вопрос о войне 1812 года сразу вспомнит Бородинское сражение, пожар Москвы и бегство наполеоновской орды по зимней дороге. А вот о решающей для страны битве под Клястицами, в которой, благодаря победе русских над превосходящими силами французской армией Удино, сохранилась российская государственность, мало кто знает.

Остается надеяться, что благодарные потомки героев 1812 года увековечат память тех русских воинов, которые не позволили французам захватить столицу русского государства и одержали самую первую большую победу над наполеоновскими армиями в войне 1812 года в кровопролитной битве под Клястицами.

About Author

Μάρκος Αυρήλιος

Μάρκος Αυρήλιος

Статьи по теме

Latest Comments

https://www.youtube.com/watch?v=0LZSVE-NysA...

книга есть, механист. там тоже самое...

Facebook ерунда, вот если Intel всем процессоры вырубит, вот тады ой!...