SI | STOP-Imperialism.com

News

Ливия — 9 огненных месяцев

Ливия — 9 огненных месяцев
Февраль 18
03:58 2015

Подумалось, а ведь сегодня исполняется ровно 4 года с начала горячей фазы ливийских событий.
15 февраля 2011 года в Ливии были запущены процессы приведшие к массовым беспорядкам, гражданской войне и иностранной интервенции. В ходе этих событий погибли десятки тысяч людей. Десятки и сотни гибнут буквально каждый день — кто в бою, кто под бомбами, а кто и у расстрельной стенки.

Думаю дата достаточно знаковая, чтобы подвести некоторые итоги, хотя конечно можно было бы подождать пару-тройку дней и подвести итоги полу-года НАТОвских бомбежек. Собственно, сам факт, что с момента мятежа прошло 7 месяцев и с момента открытой иностранной интервенции (на деле же силы НАТО попали в Ливию куда как раньше) — 6 месяцев, а режим Каддафи никуда не делся — говорит нам о том, что сие событие отнюдь не рядовое. Я не побоюсь этого слова — это событие уникальное.
Поэтому по итогам 7 месяцев противостояния — ряд важных с моей точки зрения тезисов.

1. Основным итогом искомого периода являются 2 простых факта — Каддафи и его сыновья живы и Ливия продолжает сражаться. В это трудно было поверить, но это действительно так. На наших глазах, на экранах телевизоров и мониторов, в обрывках информации просачивавшихся через информационную блокаду, демонстрировался самый настоящий исторический эпик. Не постановочный, а самый настоящий.
Один человек, оболганный и преданный — против практически всего цивилизованного мира.
Может ли один человек, сопротивляться накатывающему на него валу цунами? До 2011 года, примеры Милошевича и Хуссейна показывали, что нет — нельзя — предательство, бомбежки, агрессия — все это вело к конечному поражению в очень короткие сроки. Каддафи доказал, что сопротивление возможно.
Доказывал он это каждым днем своей борьбы. И именно эта отчаянная борьба снискала ему столько симпатиков во всем мире, так как вселила в людей надежду.

FILE PHOTO OF LIBYA' class=
image-6181

2. Каддафи пережил все — и мятеж, и экономическую блокаду, и бомбардировки, и вторжение, и охоту иностранного спецназа, и шакалью позицию «мирового сообщества» и даже падение собственной столицы.
И после всех усилий приложенных к его уничтожению — он все еще жив. Но он не просто жив — он до сих пор гордо грозит неодолимой силе старческим кулаком и говорит, что Победа останется за ним. В этой красивой и может быть отчасти мелодраматической позе, мы наблюдаем подлинное величие. Этот ореол если и был вокруг Каддафи, то до 2011 года он был мало кому заметен. А может его и не было вовсе. Ведь большинство до 2011 года воспринимало его как экзотического персонажа из далекой малопонятной страны. И практически не было разговоров ни про «кровавого тирана», ни про «великого деятеля». Основные оценки были нейтральными. И тут такой резкий поворот — на старости лет, Каддафи неожиданно оказался чуть ли не главным врагом мирового неоглобализма, этих «могущественных людей», которые захотели его убрать. Но к удивлению многих, Каддафи не убрался. И в первую очередь, к удивлению тех, кто уже привык, что если «мировое сообщество» решает кого-то порвать, то это происходит очень быстро. Блицкриг не удался. И Каддафи неожиданно оказался символом сопротивления мировому злу. И это при живых Чавесе и Кастро. В 2010 году поверить в подобное было бы трудно. В 2011 — это так сказать факт реальности.

3. Система выстроенная Каддафи оказалась поразительно способной к регенерации, что доказало ее полную жизнеспособность и адекватность в том числе и таким нечеловеческим вызовам.
Система последовательно пережила —
а). Утерю контроля над частью страны в начале мятежа — после смятения первых дней, Каддафи постепенно взял ситуацию под контроль. Военные смогли организовать контрнаступление, в результате чего мятежники были отброшены от самого Сирта на окраины Бенгази.
б) Начало бомбардировок — несмотря на ущерб от авиации НАТО, в середине весны, армия смогла удержать позиции и ключевые города.
в) Позиционную войну на разных участках — армии пришлось воевать в районе Бреги, Мисураты, Западных гор — символом этого периода была июльская битва за Брегу, которую штурмовали несколько раз, но она так и не была взята. Этот период войны прошел под знаком упорства.
г) Падение Триполи — усилия НАТО, мятежников и предателей в руководстве армии, привели к падению столицы страны. Казалось бы — все, вот он конец. Режим Каддафи как показалось многим дрогнул и вот вот исчезнет окончательно. Но и здесь не обломилось.
Сейчас мы наблюдаем пятый период войны (причем это еще даже не стадия чистой партизанской войны — армия по прежнему в открытом бою бьет мятежников), при этом совершенно непонятно — когда и где эта война закончится. Мы знаем, как она может и должна закончится с точки зрения НАТО — Каддафи и его сыновья — Хамис, Саиф и Мутассим должны умереть. Пока они живы — война не может закончится, потому что в Ливии более чем достаточно людей, готовых за них умирать, что прекрасно доказал провалившийся штурм Бени-Валида, даже несмотря на применения иприта.
Война показывает — захват городов, убийство солдат и гражданских, разрушение объектов инфраструктуры — не приводят НАТО к конечной цели — к победе над Каддафи. Здесь мы видим подтверждение известного тезиса — «Проиграл не тот кто упал, а тот кто сдался». Каддафи несмотря на чувствительные удары — не сдался и только поэтому не проиграл. Более того, как я уже писал ранее — в историческом контексте, он уже победитель. Его борьба, даже если он проиграет и погибнет в конечном итоге — это историческое алиби Джамахирии и ее народа. Все его поведение показывает, что он не боится умереть, для него смерть за свою страну и свое дело, закономерный итог жизненного пути. Поэтому я не думаю, что Каддафи может сдаться по своей воле. Он будет либо убит, либо захвачен в результате какого-нибудь предательства, причем первый вариант наиболее вероятен.

4. 7 месяцев войны выявили простые и очевидные вещи — никакого настоящего народного восстания против Каддафи не было — различные признания лидеров агрессоров, заканчивая недавним выступлением Берлускони, различные факты подрывной деятельности показывают — группа стран в целях удовлетворения собственных интересов в Ливии использовала имеющиеся внутренние противоречия в самой Ливии, для организации мятежа инспирированного и поддержанного из-за рубежа, причем формально его возглавили давно бежавшие из страны эмигранты, предатели из окружения Каддафи и исламские фундаменталисты, в том числе и пресловутая «Аль-Каида».
Сейчас, когда маски сброшены, мы видим, что в Ливии действует фактический союз НАТО и исламских террористических и фундаменталистских групп — тех самых групп, с которыми боролся Каддафи и представителей которых, он в том числе и с согласия и пособничества США сажал в свои тюрьмы.
Каддафи конечно же прозевал тот момент, когда США отбросили маску «борца с мировым терроризмом» и одели маску «борца с тиранами». Он допустил грубую ошибку, когда принял обещания и обязательства Запада, за долговременные гарантии своей стране. Хотя вся история Запада показывает — что его гарантии ничего не стоят. Он сам лишил себя возможности иметь ОМП и средства его доставки — это его и только его ошибка. Он прозевал тот момент, когда Запад начал запускать на территории Северной Африки процесс «цветных революций 2.0» и фактически, для Ливии, такая атака изнутри и извне была внезапной. Ничем иным нельзя объяснить полную растерянность и апатию власти в первые дни после начала мятежа. Для Каддафи эти события было равнозначны 22 июня 1941 года. В этом плане, несмотря на все мои симпатии к Каддафи (прежде всего как к человеку), надо помнить о том, что он всего лишь человек и допускает ошибки. Я не знаю, чем они вызваны — возрастом полковника, предательством в его окружении, которое дезинформировало его о реально надвигающейся угрозе, обыкновенной политической слепотой или чем либо еще — возможно со временем мы больше узнаем о событиях, предшествовавших началу мятежа. Но это будет уже потом.

82968328_Tripoli_122060b
image-6182

5. Как я уже писал — война в Ливии показала нам полный сценарий и технологию «цветной революции 2.0». От начала строительства пятой колонны до прямого военного вторжения. Каддафи своим примером показал — как это делается и как это будет делаться с другими странами, в частности с Сирией, которая неожиданно обнаружила, что стоит перед лицом прямой военной агрессии, если попробует защищаться от нападения изнутри.
Мне трудно судить, какие планы строил Каддафи в феврале-марте, как он планировал защищаться.
Не думаю, что все шло по его планам. Но и планы Запада тоже пошли прахом. Военная интервенция,являясь последним пунктом плана, и она должна была по идее, поставить в деле Каддафи точку. Но это не произошло. В результате — затягивание операции в Ливии начало попахивать позором. Позором для Запада и НАТО. Все эти метания вокруг Бреги, операции в Западных горах, бои вокруг Мисураты, кровопролитный штурм Триполи, нынешние страдания под Сиртом и Бени-Валидом показали весьма невысокий уровень стратегического и оперативного планирования НАТО, которое встретилось на поле боя с вполне адекватным противником. Отсюда мы и видим, что вместо стройного плана, в рамках которого обычно должны были уничтожаться армии диктаторов (по образцу иракской), мы наблюдали и наблюдаем скомканные операции, направленные на выявление слабых точек в обороне ливийской армии, причем даже в этом случае, пробить ее удавалось далеко не всегда — в Триполи ценой больших потерь получилось, а вот под Брегой нет. И под Бени-Валидом тоже облом.

libya-muammar_gaddafi-nato-female_soldiers-06-27-11
image-6183
В этом плане, Каддафи если и не развеял миф о непобедимости НАТО, то изрядно его пошатнул. Особенно после того, как информация о потерях НАТО начала просачиваться в прессу.
Про тысячи убитых мятежников и речи нет — они идут скорее приятным бонусом, к тем гробам, которые ливийская армия оформляла для матерей США и Западной Европы.
Собственно, тут можно сделать вывод — армия Ливии сражалась и продолжает сражаться против войск НАТО. Просто произнесите это и подумайте — реальность ли это? Если бы мне, год назад сказали, что армия Ливии сможет несколько месяцев воевать против НАТО, я бы рассмеялся. Да большинство бы рассмеялись или того хуже — покрутили бы пальцем у виска.
Здесь мы видим катастрофическую недооценку потенциала ливийской армии, которая оказалась не по-африкански крепкой и морально-устойчивой. Мне не стыдно признаваться в своем заблуждении, я сильно ливийской армией не интересовался и судил ее по меркам прочих африканских армий.
Куда как фатальнее оказалась недооценка ливийской армии со стороны НАТО, что привело к серьезным потерям среди собственных военнослужащих, так и к попросту огромным потерям местного и привозного пушечного мяса. Такое впечатление, что кто-то, где-то допустил ошибку, которая грозит превратить «маленькую победоносную войну» в интересах «могущественных людей», в подобие африканского Вьетнама. Можно говорить о народе, ополчении, партизанах, но костяк сопротивления, это части регулярной армии. Точно так же как и было во Вьетнаме. Пока армия сражается и не разбита окончательно (а ее потери серьезны и мне даже трудно представить, какие проблемы решают Хамис и другие военноначальники, чтобы не допустить развала армии), у Сопротивления агрессии есть организованный становой хребет, не разбив который, сопротивление не подавить. Поэтому вопрос уничтожения ливийской армии не менее важен, нежели убийство Каддафи.

6. Война в Ливии показала, что сами по себе мятежники не смогут добиться победы. Они не могли ее добиться весной, не могли добиться летом и как показывают события, и осенью у них не складывается.
Очевидно, что без вмешательства НАТО, мятеж был бы легко подавлен, а главари мятежа ныне бы вещали из-за рубежа про «кровавый режим». Регулярная армия всегда будет бить шайки неорганизованных боевиков. Поэтому если НАТО уйдет, не убив Каддафи и не разгромив сопротивление, мятежники в конечном итоге обречены, так как 7 месяцев войны показали их полную неспособность победить Каддафи. Не помогают и инструкторы НАТО — мятежники как теряли сотни людей в наступлениях, так и теряют. Ощутимой минимизации потерь не произошло.
Ввиду иссякания потенциального пушечного мяса в Ливии, приходится ввозить исламистов из Афганистана и Пакистана, что еще раз показывает, что речь идет именно о международном вторжении.
Война выявила идеологическую несовместимость НАТОвских марионеток. Если они уже сейчас, при живом Каддафи воюют друг с другом, то предельно очевидно, что если НАТО даст им победить, то страна погрузится в войну бывших «союзников» друг с другом.

_53631018_jex_1085082_de27-1
image-6184
7. Война в Ливии, еще раз опровергла идею о том, что бомбардировками можно добиться победы. Все крупные бои ливийской войны показывают, что исход сражения решается прежде всего на земле и города берутся в уличных боях. Пребывая в позе самолюбования, НАТО проигнорировало критику концепции воздушной дистанционной войны, что в конечном итоге привело к серьезным потерям сухопутных сил, которые должны были решить дело там, где провалилась авиация. Ввод в городской бой сил спецназа был наглядным признанием того факта, что бомбежками склонить Каддафи к сдаче не удастся. И глядя на это, невольно вспоминается Югославия, которая сдалась под бомбами, хотя ее армия была почти целой.
Отсюда вывод — доктрина воздушной войны исповедуемая НАТО, рассчитана прежде всего на подавление воли к сопротивлению. И ее успех зависит не от того, насколько у вас сильная армия или системы ПВО — ключевой аспект сопротивления — воля к борьбе. Если бы даже у Ливии была бы совершенная система ПВО включая С-300, но не было воли к борьбе — я не думаю, что она бы долго продержалась.
Комплексы можно подавить, можно захватить в результате предательства, уничтожить в ходе рейда спецназа или отряда мятежников. Это конечно трудности, но они решаемые. Но порой бывает так, что убить одного человека бывает сложнее, чем вывести из строя ПВО целой страны. И на ход истории, жизнь этого одного единственного человека оказывает куда как больше влияния, чем ТТХ средств ПВО.
Тут хочется отметить, что некоторое хождение получил миф о том, что Каддафи по глупости не закупил несколько российских систем ПВО. Товарищи, ну о чем тут говорить. Они были бы так же преодолены по указанным выше способам. Я вполне допускаю, что с помощью этих комплексов, Каддафи бы несколько усугубил потери НАТО — 5-7-10 самолетов. И это было бы прекрасно, но со стратегической точки зрения совершенно не принципиально. Как показал штурм Триполи, НАТО готово пожертвовать куда как большим количеством людей, нежели пилотами нескольких самолетов.
И неужели кто-то думает, что у НАТО нет идей, по поводу преодоление систем ПВО прошлого поколения (С-300 и аналоги)?
Надо просто понимать, что военный потенциал Ливии в любом случае просто несоизмерим с потенциалом агрессоров. И единственная стратегическая ошибка военного характера со стороны Каддафи — это не пресловутое ПВО, которое итак и эдак было бы преодолено. Основная ошибка — это отказ от ОМП, так как оно и только оно способно защитить страну, отбивая охоту нападать угрозой падения ракет с хим.оружием на европейские города.

Gaddafi children
image-6185

8. За 7 месяцев войны, было полностью дискредитировано то, что еще оставалось от международного права. Формально оно конечно есть, но содержательная часть его — превратилась в вакуум.
Ливия показала, что только право силы и может считаться единственным правом в нашей международной реальности. С Ялтой было действительно покончено. Саркози в этом патетическом заклинании был полностью прав. Мир созданный Сталиным, Рузвельтом и Черчиллем окончательно ушел в историю.
Принцип произвольного ограничения суверенитета не понравившихся стран — возведен в норму.
Свергать неугодный режим — пожалуйста. Нападать на суверенные страны — сколько угодно.
Сейчас любая страна не являющаяся прямым или косвенным вассалом США и не обладающая ОМП и средствами его доставки, является потенциальной жертвой. Никакие международные институты или документы, никак от агрессии не защищают. И Ливия стала первой страной, которую стали рвать, когда почти все признали новый Закон Джунглей. Исчезли даже попытки придать приличие агрессии, как это еще было во времена Югославии и Ирака. Сейчас все куда как циничней.
Это же касается и так называемых СМИ, которые показали, что такого понятия как «свободные/независимые СМИ» не существует. Показали прежде всего для тех, кто ранее пребывал в плену этой иллюзии.В течение всей войны СМИ занимались и продолжают заниматься прежде всего дезинформацией.

9. За 7 месяцев войны, часть Ливии значительно сползла под знамена радикального ислама. Местные и привозные исламисты фактически готовятся строить новый халифат. Даже в случае победы Каддафи (такой вариант тоже нельзя исключать), он не сможет уже получить ту Ливию, которая была до начала войны. Как бы война не закончилась, Ливия уже никогда не будет прежней. И я не думаю, что Джамахирия, которая существовала до войны сохранится в том или ином случае.
С разной степенью вероятности нас ждет либо исламский халифат, либо распад страны, либо же (в случае победы Каддафи), многолетнее усмирение мятежных регионов.
Экономическое состояние Ливии на ближайшие годы будет плачевным, жизненный уровень очевидно упадет — кто бы не победил. Хаос и анархия, на годы вперед будут спутниками ливийского народа, который мало того, что умылся кровью, так еще и попал в ситуацию военной разрухи.
В случае победы Каддафи или исламистов, Ливию ждет экономическая блокада, в случае победы НАТО и ПНС, выплата огромных репараций — деньгами и натурой.
В общем, в экономическом плане — Ливию ничего хорошего не ждет. Очевидно, что те, кто поддержал мятеж, рассчитывая получить то, что не додал Каддафи жестоко заблуждались.
Нажились и наживутся — в лучшем случае десятки, проиграли десятки тысяч.

2011-07-08 Green Square Tripoli
image-6186

10. Ну и разумеется встает вопрос — что дальше? Ну и что тут сказать — я не буду делать умное лицо и пророчествовать на тему, где и когда закончится эта многострадальная война.
Возможно через пару-недель, а возможно и к новому году не закончится. Слишком много переменных.
Пока Каддафи жив и есть люди готовые за него умирать, война может идти долго. Куда как дольше, нежели ее будет готово вести НАТО.
Возможно, НАТО предпримет еще одно сверх-усилие (как в Триполи), дабы наконец то завершить позорную компанию — надо понимать, что одна пуля, одна ракета или даже один удар ножа, может кардинально изменить все.
Вот есть человек, на лбу которого нарисована огромная мишень. И от того — поразят эту мишень или нет, зависят в том числе и сроки, не говоря уже об исходе войны.
Это и есть классический пример роли личности истории, ибо именно Каддафи последние 7 месяцев творил ее.
В 2011 году Каддафи однозначно и без вариантов человек года и если все пойдет так как и раньше, у него есть все шансы стать человеком десятилетия. Я не считаю, что тут есть какой-то чрезмерный пафос или преувеличиние. На мой взгляд, все те восторженные эпитеты, которыми награждают Каддафи, целиком и полностью заслужены.  colonelcassad   15 сентября, 2011

About Author

Μάρκος Αυρήλιος

Μάρκος Αυρήλιος

Статьи по теме

Latest Comments

https://www.youtube.com/watch?v=0LZSVE-NysA...

книга есть, механист. там тоже самое...

Facebook ерунда, вот если Intel всем процессоры вырубит, вот тады ой!...